#18

***

Что будет, если любви
не станет?
Отцепиться, выйдет в тираж,
отстанет,
умчится в лес,
улетит за тучкой,
тебе помахав на прощанье
ручкой.

Как жить без нее?
Как шутить, смеяться?
Как прежним собой
до конца остаться?
Не стать каким-нибудь злым
придурком,
однажды проснувшись
в молчании жутком
в кровати только с одной
подушкой…

Кому-то покажется
безделушкой
любовь — от нее ведь немного
толку.
Ее не поставишь  сверкать
на полку,
чтоб хвастаться ей как хрустальной
вазой.
А кто-то ее назовет
заразой
похуже гриппа и даже
СПИДа,
и сплюнет под ноги — так,
для вида.

Но знаешь,
нет ни одной причины
остаться женщине
без мужчины,
который любит ее
и ценит,
и в то, что любовь существует,
верит.

Мужчине без женщины
тоже худо.
Он так же ждет,
что случится чудо:
найдется та,
что других не судит
и больше жизни его
полюбит.

Поэтому,
если любви не станет,
отцепиться, выйдет в тираж,
отстанет,
умчится в лес,
улетит за тучкой —
я стану лесом
и стану тучкой.

2016
© иван карамазов

#17

***

напротив
все здорово все хорошо
все есть полон дом огурцами и солью
все есть я еще никуда не ушел
я с вами я скромно шагаю по взморью

как все хорошо
как все здорово я
шагаю по взморью я с вами как рыбы
возможно сегодня не будет дождя
возможно и вы так сегодня смогли бы

как тихо кругом
как не ´нужны слова
и солнце и сон как в блаженном июне
лишь шелест песка лишь глухая сова
сидит на сосне на утесе на дюне

все будет в порядке
я слышал я знал
я знаю сейчас и когда-нибудь тоже
есть берег и звук есть король и коралл
все есть как мурашки на девичьей коже

как первая радость
как первая грусть
как яблоко дверь как вопросы к соседу
поэтому я никогда не вернусь оттуда
куда никогда не уеду

1992
© иван карамазов

#16

***
Апполинер, светлейший из поэтов, опять устал.
Нам выпить бы, старушка. Не с горя, нет —
я, кажется, ошибся стихами.
Что за наважденье? Как будто выпил
до Апполинера вина. Хотелось бы в Париже
еще раз оказаться, с Коломбиной.
Ты помнишь, Коломбина, нашу церковь?
Там Пушкина крестили — верно, помнишь?
Москва, Москва, когда-то славный город.
Аполлинер устал сидеть в трамвае —
за окнами опять тоска и грязь.
Нам выпить бы чего-нибудь. Эй, кельнер,
послушайте, послушайте: ручей
под деревянной аркой, из проулка – весна…
Но ты не он, ты не Аполлинер,
ты просто мальчик, мальчик из Коринфа.

1992
© иван карамазов